Костин: система не терпит пустоты

Вчера в «Известиях» появилась статья главы Фонда развития гражданского общества Константина Костина «Система не терпит пустоты». «Повестка дня» предлагает своим читателям ознакомиться с ней. Текст приведён ниже.

Попытка проанализировать актуальное состояние партийной системы России неизбежно приводит к вопросу: много у нас партий или мало? Всего их сейчас зарегистрировано около восьми десятков. Но многие из них существуют только на бумаге и никакой деятельности не ведут. Какова же в этих условиях роль подобных фантомных партий, не нужно ли сократить их число?

Ответов на этот вопрос может быть несколько. Первый — чисто арифметический: в США, хотя Штаты называют страной с двухпартийной системой, на самом деле, как минимум пять крупных федеральных партий и около 50 малых, в том числе региональных. Почему-то, когда людям об этом сообщаешь, они удивляются. С учетом численности населения получается, что обеспеченность россиян партиями из расчета на тысячу человек уже выше, чем американцев.

Второй аспект гораздо важнее. У каждой партии есть практическая задача — получить как можно больше голосов и мандатов на выборах, т.е. это борьба за власть. И есть «миссия», которая, кстати, в ряде западных стран закреплена в конституциях или в партийном законодательстве. Миссия партий — это народное представительство в органах власти. Обществу нужны только те партии, которые представляют интересы социальных групп. Нельзя искусственно сконструировать парламент «для красоты», чтобы там, как в учебнике, было немножко правых, немножко левых, и в середине — центристы.

Если посмотреть электоральную статистику и данные социологических опросов за последние 10 лет, становится очевидным, что «большая четверка» российских партий в Госдуме представляет политические предпочтения более чем 80–85% граждан России. Все остальные партии делят между собой право представлять интересы 15–20% населения. Разумеется, шансы на победу у малых партий в ходе выборов небольшие, но были, однако воспользоваться ими никто не сумел.

Тем не менее одни проигранные выборы еще не говорят о том, что партия не в состоянии осуществлять возложенную на нее общественную миссию. Кстати, в этом случае общественная миссия и практические интересы партии связаны самым тесным образом. Если партия перестанет представлять интересы своей группы, за нее перестанут голосовать, и она потеряет голоса, мандаты, влияние и в конечном счете власть. Участие в выборах для партии обязательно.

А что у нас происходит? Не то что на федеральном уровне — у нас на муниципальных выборах весьма показательная ситуация: кроме «Единой России», ни одна партия, даже парламентская, не выдвигает 100% кандидатов на все имеющиеся вакансии. А ведь это крайне важный, первый этаж власти. Через него благодаря прохождению муниципального фильтра партии получают право выдвигать кандидатов в губернаторы. Однако это соображение не мобилизует даже крупных игроков. Что уж говорить о «малых партиях», пребывающих в спящем состоянии и сдающих нулевые отчеты.

И все-таки эти партии остаются потенциальными участниками выборов. Таких участников было много в 1995 году — 44 партии в бюллетене. Однако это происходило сразу после крушения монопартийной системы, когда новая система только отстраивалась. И то, если посмотреть результаты выборов 1995 года, можно заметить, что результат выше 1% получили от силы 20 партий — то есть за каждую «малую» проголосовало очень немного. Так что популярность и востребованность таких проектов в 1990-е — миф. Их пробовали, как любую экзотику, очень осторожно. А сейчас избиратель более зрелый, рассуждает рационально.

На мой взгляд, имеет смысл вводить дополнительную систему «мягкой квалификации» в отношении партий, которые в течение, например, трех избирательных циклов не участвуют в выборах. Закрывать партии не нужно — можно просто переводить их в разряд общественных объединений.

Многие боятся, как бы это не стало консервацией нынешней политической системы. Не станет! Ведущие игроки «большой четверки» из парламентской оппозиции — КПРФ, ЛДПР, СР — подошли вплотную к вопросу о смене руководства. Останутся ли после этого партии представителями интересов своего электората? Это зависит от работы в межвыборный период, который никто не отменял. Контуры VIII Госдумы определяются уже сегодня. Если старые игроки перестанут представлять интересы россиян — эстафета перейдет к новым. Система не терпит пустоты.

В Екатеринбурге разгорелся конфликт вокруг сноса детской площадки

В Екатеринбурге разгорелся конфликт вокруг сноса детской площадки

Жители дома №132 по улице Мичурина пытаются отвоевать расположенную рядом с их домом детскую площадку. Постановление суда о сносе уже есть, потому его исполнение лишь дело нескольких дней. На месте детской площадки предполагается сделать автостоянку и проезд для автомобилей.

Как сообщил управляющий товариществом собственников недвижимости «Дом на Мичурина» и житель 132-го дома на улице Мичурина Даниил Кусков, детская площадка будет снесена из-за жильцов дома по Бажова, 161, который расположен напротив. Городская администрация выделила землю для постройки детской площадки в 2012 году, и этому участку был присвоен временный статус.

«Когда начали освобождать земельный участок от гаражей, которые там стояли, жителям 161-го дома на улице Бажова это не понравилось, и они стали оспаривать выделение данного земельного участка, говорили, что этот земельный участок принадлежит их дому. Они обратились в суд по признанию права на этот земельный участок. В суд они предоставили постановление 1972 года, в котором было указано, что земельный участок выделяется под застройку трёх девятиэтажных многоквартирных домов», - рассказал Даниил порталу Е1.Ru

После того как было признано право собственности, владельцы квартир в доме 161 обратились в суд с иском о ликвидации детской площадки, и в 2016 году было вынесено решение о сносе. Застройщик попытался обжаловать решение, однако получив на руки исполнительный лист, истцы передали его на исполнение судебным приставам Октябрьского района.

Остановить снос уже практически невозможно. Единственный вариант – договориться с истцами, чтобы они забрали заявление, однако последние на компромисс идти не собираются.

Как прокомментировал ИА «Повестка дня» ситуацию известный екатеринбургский адвокат Иван Кадочников, это «стандартная ситуация».

«В реальности имеет место быть детская площадка, выстроенная застройщиком, а по градостроительной документации должен быть пожарный проезд, место для гаражей и так далее. К сожалению, данная ситуация является «запущенной», так как есть решение суда, по которому данная детская площадка должна быть снесена. В данной ситуации необходимо искать новые основания для оспаривания судебного акта», - пояснил юрист.

Пока же жильцы дома № 132 решили написать письмо Президенту, а также создали петицию на сайте Change.org.