Костин: система не терпит пустоты