Геополитический аспект проектов Юрия Крупнова

С Востока свет

В связи с нашумевшим предложением Юрия Крупнова о необходимости переноса столицы ("Повестка дня") уместным считаю напомнить, во-первых, что и новое освоение Арктики выглядело еще 20 лет назад как фантазия, однако, сегодня это реальность, и, кстати, это тоже воплощение проекта Северная политика России – курс на Арктику  (в рамках «Проектного государства»), инициированного Юрием Крупновым.  То же относится и к планам помельче – например, создания высокоскоростной магистрали Екатеринбург – Челябинск, обоснованной в том же 2013-м.

Собственно, даже муссируемый ныне неологизм «размосквичивание» - из того же доклада 2013 года.

Во-вторых, «вопли» чиновников, или сарказм «прикормленных» ученых и экспертов, не более чем проявление тормозов социосистемы. Всегда были те недалекие люди, уверенные, что завтра – это продолжение сегодняшнего. Увы, расстрою их - будущее нетривиально, по убеждению такого авторитета как Сергей Переслегин. 

И в-третьих, акцентируя мем «перенос столицы», замалчивается, что речь то идет о полной инфраструктурной, ресурсно-распределительной, демографической и иной прочей перестройке страны. Которая, заметим, жизненно необходима для перехода России в новый техноуклад, и сравнима отчасти с той, что совершила группа Сталина - Бонч-Бруевича - Стасовой в 1920-30 гг., опираясь на подобный же документ, составленный по заказу Генштаба царской еще России, известный как доклад КЕПС (Комиссия Академии наук по изучению естественных производительных сил России).

Здесь уместно вспомнить о документе группы Юрия Крупнова, который является своего рода базовым концептом для сегодняшней «Доктрины размосквичивания». Речь идет о докладе 2013 года «Сибирь – новая Центральная Россия, или, как Юг Западной Сибири станет экономическим центром Планеты». Суть доклада, подготовленного  группой Крупнова, сводится к тому положению, что к 2030 году Екатеринбург и Челябинск станут западным форпостом т.н. Нового Среднего Востока (НСВ) – см. Анонс НСВ.

Тем самым авторы доклады (Крупнов Ю.В. и его коллеги) ставят вопрос о новом федерально-административном устройстве страны и предлагают пути его решения. А решения эти связаны непосредственно  с будущим развитием Сибири, Урала и в итоге всей России, геополитически понимаемой как «основы» Евразии.

По сути, этот был ответ на перманентные претензии англосаксов, что Россия мол «не хочет делиться Сибирью» со «всем прогрессивным человечеством», под коим непрозрачно подразумевались в первую очередь США. 

Так, более десятка лет назад в Брукингском институте (США), специализирующемся на общественных науках, муниципальном управлении, внешней политике и мировой экономике, вышла книга «Сибирское проклятье: как коммунистические плановики заморозили Россию» (The Siberian Curse: How Communist Planners Left Russia Out in the Cold, 2003). Авторы ее -  сотрудники института Фиона Хилл и Клиффорд Гэдди. Книга была переведена на русский язык как «Сибирское бремя. Просчёты советского планирования и будущее России» в 2007 году.

Основной посыл заокеанских исследователей оказался вполне в русле морской геополитической мысли, а именно: в Сибири вследствие низких температур производство неоправданно и затраты на жизнеобеспечение сибирских городов чрезмерно высоки. Поэтому «следует переселить значительную часть населения Сибири, которое называется «избыточным», а работы на её землях вести вахтовым методом». Примерно так.

И до Брукинга, и после, грезы о Сибири в умах англосаксов сохраняли прежний смысл: Сибирь по их меркам слишком велика, чтобы ею распоряжалась Россия.

О значимости этого проекта для англосаксов говорит тот факт, что в исследованиях принимали участие экономисты, эксперты Мирового банка, вездесущий Карнеги и даже Российская экономическая школа (негосударственное образовательное учреждение). Засветились и такие «монстры» политики как Ричард Пайпс и 3бигнев Бжезинский.

Ответ же группы Крупнова, не получивший тогда, в 2013-м должного отклика в СМИ УрФО, занятых больше очередной электоральной суетой на Среднем Урале, нежели по-настоящему ценными инфо-трендами, трансформировался сегодня в послание, которое, наконец-то услышали не только в Москве, но и на Урале, поскольку оно было сознательно преподнесено как вызов «москвоориентированной» элите.

Итак, предлагаем ознакомиться с основным месседжем доклада Юрия Крупнова (от 2013 г.), имплицитно претендующего на обоснование трансформации геополитического и макроэкономического поля России и Евразии, при котором функционалом столицы может быть наделен не обязательно Екатеринбург, но и Новосибирск, Владивосток…  Экономические столицы тоже стоят в очередь: «Помимо очевидных и выдающихся Омска, Новосибирска, Красноярска и Томска в качестве будущей столицы уже называют Бийск, Юргу, Новокузнецк, Барнаул, Кемерово, Абакан» - пишет Ю. Крупнов (2013).

О Новом экономическом Центре

Итак, в августе 2013 года Международное Движение развития и Институт демографии, миграции и регионального развития  в лице Ю.В. Крупнова представили доклад «Сибирь – новая Центральная Россия, или, как Юг Западной Сибири станет экономическим центром Планеты» со своим видением стратегического развития России до 2030 года. Название сего вполне геостратегического сценария самоговорящее, и, что радует, сделано в пику проектам, подобным мега-плану Уолтера Мида по отторжению Сибири от России.

Задача, заявленная докладом Крупнова и группы его соавторов — инициировать самоопределение федерального центра, региональных властей и общественности, способных к реализации представленного в докладе стратегического сценария, посвященного будущему России (при условии, что Сибирь станет глобальным центром инновационного развития России и всего мира).

Учитывая, что Сибирь (как и Урал) – лакомый кусок для многих геополитических игроков на планетарной доске, и уже имеется большой спектр пессимистичных сценариев будущего для России, подготовленных разными авторами, заявленный группой Крупнова сценарий ориентирован для той - пассионарной части российской популяции, кто еще способен здраво мыслить, и главное – делать.

Не должно смущать, что говоря о  новом «экономическом центре Планеты», мы будем говорить  скорее о геополитической сути проекта, потому как «центр планеты» уже выходит за рамки собственно экономики. Собственно и компетенции геополитики на порядки шире, нежели экономики, что бы там ни вбивали в студенческие головы её апологеты с профессорских кафедр, проплаченных нашим «геополитическим врагом number one».

И, что особенно «греет душу» - пока  «плохие парни» спонсируют дипломные работы студентов из сибирских вузов, подбрасывая формирующие темы, «заточенные» на сецессию Сибири, типа «Административное устройство Сибири как самостоятельного государства», «хорошие парни» вопреки агентам энтропии формируют запрос на новое благоприятное  будущее: «В ближайшие полвека центрами русского развития с необходимостью станут Дальний Восток России – наш геополитический район №1 и Западная Сибирь».

Сибирь представлена на европейских картах прошлых веков по-разному, но почти всегда с эпитетом «Великая» (La Grande, Magna, Megalion): Semla Sÿbür (на шведской карте 1669 г. с севером внизу), La Grande Tartarie (на карте Сансона, 1670), Royaume de Siberie в составе Tartarie Moskovite (на карте Гийома де Лилля 1706 г.), Tartaria Magna и Siberia (на карте мира 1716 г.).

Royaume de Siberie в составе Tartarie Moskovite. Карта Гийома де Лилля 1706 г.

 

И вот эта дремлющая гигантская континентальная масса, вдруг появляется на геополитической карте Хэлфорда Маккиндера под именем Lenaland в 1943 году, и это что-то значило.

Основная геополитическая модель мира, H.J.MacKinder,1904. Россия/Евразия еще не Хартлэнд, но "Осевой арел", "неподвижный центр Истории".

Основная геополитическая модель мира Макиндера, адаптированная. Геополитическое представление Макиндера об истории полагает в центре гигантской закрытой континентальной массы неподвижную Силу Суши, Географическую Ось Истории. Это территория «Разбойников Суши, Степи» или Heartland –«сердцевинная Держава». Вокруг Оси расположен «внутренний полумесяц» или Rimland (Береговые страны) – мир подвижной истории и родина культуры. «Внешний полумесяц» - это поле колониальных держав, «Разбойников Моря» - или World Island (в понятии Н.Спикмена) – территории, контролируемые Морским Могуществом (Sea Power). 

Значило это, что Сибирь  или «Земля бассейна реки Лена» в стратегических моделях англосаксов получила новое измерение (в работе The Round World and the Winning of the Peace (оригинал статьи). А именно, британский политгеограф обособил северо-евразийские территории (отделив их от Хартлэнда), лежащие к востоку от реки Енисей до побережья Тихого океана, пересмотрев свою же, раннюю модель (1903) России как Хартлэнда или Географической оси истории.

Карта  Хартлэнда и Сибири (Леналэнд), пересмотренная Х.Макиндером в 1943 г. Разница с основной геополитической моделью мира состоит в статусе сибирских территорий (Lenaland), лежащих к востоку от Енисея. Макиндер считал территории Lenaland в перспективе возможным отторгнуть от массы Хартлэнда и через буфер Римлэнда ввести их в сферу влияния Морских держав (Британии и США).              

Сэр Маккиндер, побывав в Сибири в период правления в Омске адмирала А.В. Колчака, пришел к выводу, что русским еще долго не освоить сей суровый и огромный край, а потому логично рассматривать Сибирь как земли, принадлежащие не теллурократическим, но талассократическим зонам влияния. Попросту говоря – морским державам – Великобритании, и набиравшим силу США.

И хоть и не мог британский агент-ученый учесть, что Сибирь начнет-таки осваиваться, но уже наследницей Российской империи – СССР, и ни оперативным планам британцев, ни тем более среднесрочным не суждено будет сбыться. А вот с долгосрочным прицелом работа Маккиндера пришлась англосаксам очень даже кстати.

Не зря скоро после победы либералов в России 8 декабря 1991 года – в 1993 году сотрудник Американского института мировой политики, известный политолог Уолтер Мид выступил со своим мегапроектом по отторжению Сибири от тела России. Геополитически модель Мида рассматривала Сибирь и Дальний Восток как продолжение Большого пространства США, противостоящего Европе. Мид сделал расчёты по условиям продажи Сибири за 2–3 трлн долларов США при условии «моста» через Берингов пролив. В проекте шла речь о принятии сибиряками гражданства США, о пользовании национальными языками в бизнесе и создании семи новых штатов: Беринг, Приморский, Хабаровский, Восточная и Западная Якутия, Амурская Бурятия, Сибирь. Новая граница США, по Миду, должна была пройти по Енисею, как и у Маккиндера. «Всего за каких-то три триллиона долларов мы можем спасти Россию, прибавить семь звезд к нашему флагу и обеспечить целому поколению невиданное процветание», - писал У. Мид в журнале GQ. Вот так то.

Карта статуса сибирских земель согласно геополитике «тихоокеанской школы», где Сибири отводится место центрального стратегического региона планеты. В модели У.Мида Сибирь видится как продолжение Большого Пространства Америки (при реализации проекта туннеля под Беринговым проливом).

Но «спасать Россию», причем часто путем её уничтожения, желающих и так немало.

С десяток моделей, предлагаемых специалистами и даже писателями (вроде Б. Акунина), так, или иначе, предрекают распад России, различаясь лишь по части прогнозирования скорости процесса и комплекса причин. Нет смысла их все указывать в данной статье, проще набрать в поисковике  и получить с десяток и более ссылок. Сходу могу порекомендовать прогноз бывших «польских товарищей» в лице  Казимежа Вуйчицкого  – «Будущее России: противоречивые сценарии на 2020-2050 гг.», оригинал статьи которого опубликован в «Polityka Wschodnia», или обзор известного писателя, культуролога, доктора исторических наук Андрея Буровского — автора книг "Россия, которая могла быть", "Крах империи", "Облик грядущего" и др., под названием «Будущее России: многофакторный прогноз», выложенного ранее на сайте Росбалт (08.11.2006, ныне удален).  

Правда, в контексте тех событий, которые должны вот-вот потрясти мир, согласно т.н. «Сводке погоды: 2010 — 2020. Доклад Пентагона» у России весьма неплохие шансы в будущем, часть которого уже стала сегодняшним настоящим («Доклад» писался в 2004 г.), хотя футурологи-синоптики из Лэнгли, похоже, продолжают курить по студенческой привычке.

Впрочем, и безо всяких американцев небезызвестный писатель Сергей Алексеев, продвигающий в литературе русско-ведический проект, «потопил» Западную Сибирь. Не сам он конечно, но, по его мнению, это сделают в перспективе безответственные углеводородные олигархи, загоняющие в глубины Западносибирской низменности воду, вместо выкачанных из ее недр нефти и газа. В итоге, возникает новое Сибирское море на месте древнего - мезозойского, неизбежно разделяющее Россию на две части – доуральскую и зауральскую. По его версии, катастрофа сия начнется  в 2019-2020 гг., «которая потрясет мир, заставив его искать совершенно иные формы существования цивилизаций». Масштабы этой катастрофы «будут глобальными и коснутся всего мира. По сути, рухнет экономика объединенной Европы, оставшейся без сырья и топлива».

В данном случае, мы имеем дело скорее с предупреждением, тогда как основная масса форсайтов, прогнозов и прочих игр с будущим затеваются для того, чтобы отвлечь внимание противника (и союзников) на ложные цели, либо исподволь создавать нужное мнение у «широкой общественности» в неизбежности какого-либо (выгодного заказчику) сценария событий.

Впрочем, назревающий перелом в мировой экономике и геополитике, безо всякого Сибирского моря, уже привел к мощнейшему кризису, и это только начало.

В любом случае, в данной связи импонирует не только непосредственный факт того, что авторы доклада «Сибирь - новая Центральная Россия» предлагают не просто спасительный для России сценарий, но и тем самым формируют намерение его воплотить. Это важно. Поскольку у намерения есть шансы реализовываться, в отличие от заказных прогнозов.

Сибирь – центр и начало Евразийского Союза.  Основные послания Доклада группы  Ю. Крупнова «Сибирь - новая Центральная Россия…»: тезисы и комментарии.

Будущие центры развития России определены авторами Доклада как находящиеся «не на крайнем Западе страны, не в Санкт-Петербурге или Сочи, а за Уралом». Что вполне правомерно, и продолжает линию в понимании Сибири как «ресурса будущего»  как у зарубежных геостратегов (Х. Маккиндер, У.Мид, З. Бжезинский), так и отечественных (М. Ломоносов, В. Семенов Тян-Шанский, В. Цымбурский, А. Дугин). Подъем Сибири невозможен без адекватного развития Дальнего Востока, что понятно любому геополитику и адекватному экономисту: «В ближайшие полвека центрами русского развития с необходимостью станут Дальний Восток России – наш геополитический район №1 и Западная Сибирь». В противном (и лучшем из альтернативных вариантов) случае мы можем получить вариант «Владивосток 3000».

На Юге Западной Сибири, согласно проекту, в ближайшие 20 лет, «примерно к 2035 году, сложится центр новой индустриализации, новой экономики».  Для этого должны быть созданы условия с учетом уже имеющихся преимуществ, особенностей, ресурсов. Докладчики выделяют для Юга Западной Сибири три уникальных особенности.

1. «Объёмы и сочетание природных ресурсов, способных создать оптимальную сырьевую базу новой индустриализации».

1-1. Почти неисчерпаемые запасы геотермальных вод в междуречье Оби и Енисея, на глубинах от 1 000 - 3 200 м. Т.н. апт-альб-сеноманские воды «позволяют в балансе с привычными видами энергоресурсов осуществить энергетическую революцию, а также индустриальное их использование для производства йода и тяжелых соляных растворов уникальных химических элементов».

1-2. «Крупнейшее в мире железорудное месторождение — Западно-Сибирский железорудный бассейн с общими запасами в 393 млрд. тонн руды или 118 млрд. тонн железа, из которого разведано и подготовлено к добыче только Бакчарское месторождение вблизи Томска».

1-3. «Огромные запасы нефти и газа – только в Томской области запасы газа составляют 632 млрд. куб.м».

1-4. «Крупные запасы каменного угля, в том числе коксующихся марок, бурого угля (балансовые запасы Канско-Ачинского бассейна оцениваются в 112,4 млрд. тонн, геологические - 414,2 млн. тонн), торфа, древесины, не считая других видов полезных ископаемых и ресурсов прилегающих районов Урала, Алтая, Казахстана, Восточной Сибири».

1-5. «Природные ресурсы Центральной Азии, которая с необходимостью станет заказчиком на новую вторичную индустриализацию».

2. Отмечено уникальное географическое положение:

  • посередине между Европой и Китаем;
  • в центре самого перспективного экономического района мира между Северным Ледовитым и Индийским океанами;
  • на пересечении водных и железнодорожных путей, когда водные пути связывают регион с Северным Морским путем, портами Баренцева моря, а железные дороги с Европейской частью России, Дальним Востоком, странами Центральной Азии.
  • Возможное соединение каналом Оби и Енисея делает возможным использование индустриальной мощи этого района для освоения обширных и неосвоенных территорий Восточной Сибири: Нижнего Приангарья, Эвенкии и западной Якутии.

3. Уникальны имеющиеся кадры: «Также в перспективе создаваемые условия и инфраструктуры привлекут сюда дополнительный миллион отобранных специалистов высокого класса и той талантливой молодёжи, которая за короткое время, при правильной организации, станет лучшими в мире кадрами». 10 млн человек, по мнению докладчиков, это «требуемая демографическая «масса» для организации новой третичной индустриализации».

Итог: В регионе сегодня сложились все необходимые условия для создания мощного новоиндустриального района, создания крупных машиностроительных производств различного характера, начиная от тяжелого машиностроения (производства горнодобывающего оборудования, промышленного оборудования, станков, разного рода автоматического оборудования, судостроения) и оборонной промышленности – до сложного и точного машиностроения, опирающегося на крупнейшие мировые научно-исследовательские центры: Новосибирск, Томск, Красноярск.

Есть перспективы также для развертывания химической переработки торфа, получения целого спектра цветных и редкоземельных металлов (в частности, обеспеченной сырьем с месторождений в Нижнем Приангарье), стекольной промышленности, выпуска цемента и стройматериалов (как из природного сырья, так и из отходов, в частности, шлама Ачинского глиноземного комбината).

Т.е. Юг Сибири обеспечен практическим всем необходимым для создания полномасштабного и независимого от сырья машиностроительного производства.

Авторы акцентируют также пространственные (хорологические), геополитические особенности макрорегиона Сибири, как основы Нового Среднего Востока используя, правда, географо-экономический глоссарий.

«География Юга Западной Сибири способствует созданию здесь центра формирования нового макрорегиона  - Нового Среднего Востока. Требуется создать стратегический план макрорегиона, связывающего два океана, теплые и холодные «моря». При правильной стратегии России в новом макрорегионе до 2025 года будет образован общий рынок почти в 400 миллионов человек».

Макрорегион Новый Средний Восток (или Срединная Евразия) включает классический Средний Восток (Иран, Афганистан, Ирак и Пакистан), Среднюю Азию и саму Западную Сибирь.

Уникальная роль Сибири при этом  определяется как организация «планетарного центра третичной индустриализации», который:

  • запустит данный тип индустриализации для России,
  • выступит организатором форсированной первичной индустриализации Афганистана,
  • вторичной индустриализации бывшей советской Средней Азии, Ирана и Пакистана.

Это позволит «создать приоритетный рынок сбыта российской промышленной продукции и передовых технологий...».

О новой транспортно-логистической платформе: «По широтному направлению платформу будут составлять крестообразная высокоскоростная железнодорожная магистраль Омск-Красноярск/Томск-Новокузнецк со скоростью в 300 - 600 км/час, и пронизывающие макрорегион высокоскоростные шоссе, а также соединённые судоходные реки между Енисеем и Обью (в частности, Чулымский высокоширотный транспортный коридор) как основа будущей единой транспортно-энергетической водной сети России в комплексе с системой региональной «малой» авиации, сопровождаемой массовой авиатизацией макрорегиона.

Организация данной платформы должна стать предметом проектирования и стратегического планирования как приоритет российского развития.....Важной составляющей платформы может стать и высокоширотная магистраль, построенная на принципах троллейкарного и струнного транспортов и дублирующая по суше Севморпуть, как своего рода параллельный Севсухпуть. Органичным звеном в новой транспортной платформе станет и давно планируемая к реализации Северная широтная дорога или Северо-Сибирская железнодорожная магистраль, «Севсиб», с основой от Томска до Сургута (Ханты-Мансийска).

На основе данной платформы по меридиональному направлению вокруг примерно 70º долготы для соединения Северного и Южного морских путей, а также для структурирования общего рынка Нового Среднего Востока целесообразно будет построить Трансазийский коридор (пояс) развития, который водоводами, энергетическими и транспортными магистралями свяжет север Западной Сибири с Центральной Азией, Арктику с Индийским океаном».

 

Крупнов: Трансазийский коридор развития «может стать нашим евразийским «панамским» (или вскоре и «никарагуанским») каналом – только сухопутным – и выступить инфраструктурной скрепой создающегося Нового Среднего Востока».

В итоге Трансазийский коридор развития «может стать нашим евразийским «панамским» (или вскоре и «никарагуанским») каналом – только сухопутным – и выступить инфраструктурной скрепой создающегося Нового Среднего Востока».

О развитии Евразийского Союза: «Важным элементом инфраструктурного плацдарма и стимулирования создания Нового Среднего Востока с центром на Юге Западной Сибири станет организация Иранско-Российского Сибирского экономического моста. Данный «мост» уже сегодня может быть наполнен десятком стратегический инвестиционных проектов (СИП), таких как «Витаминный мост», «Нефть в обмен на бензин», «Быстроходный Каспий» и другие.

Иранско-Российский Сибирский экономический мост территориально будет «проходить» как через Астрахань, как форпост российско-иранского сотрудничества и важнейший пункт «входа» в Новый Средний Восток через Каспийское море, так и порты и железнодорожные и автомобильные магистрали Казахстана и Туркменистана. Астрахань при этом получит головокружительные возможности для развития и усилит свою роль уникального «ключа» к нарождающемуся макрорегиону Нового Среднего Востока. Важным усилением такого моста может стать строительство Ираном совместно с Россией канала, который соединит Каспийское море с Персидским заливом и существенно снизит критическую зависимость России от турецких проливов Босфор и Дарданеллы».

Так, декларации о строительстве Евразийского Союза, по мнению авторов, «перейдут в практическую плоскость, когда Россией государствам Евразии будет предложен весь спектр их индустриализаций и кардинального подъёма уровня и качества жизни».

Мало того, исключительно проект Нового Среднего Востока и Трансайзийского коридора и сможет дать импульс строительству Евразийского Союза, безе него авторы не видят возможностей для полноценной реализации евразийской интеграции.

Абсолютным приоритетным направлением здесь является Центральная Азия, «без экономической интеграции с которой и создания перспективного общего рынка Нового Среднего Востока, не только в Евразийский Союз, но и в Таможенный союз и ЕЭП никогда не войдёт Украина, поскольку состояние интеграции России и Центральной Азии является критерием для геополитических решений Украины».

Итак, новая интеграция со Средней Азией, более того, интеграции и с Южной Азии – Средним Востоком, включая не только Иран и Пакистан, но и Афганистан, жизненно необходима для России, да и для всей Азии-Европы.

Центральная Азия и Новый Средний Восток – ключ к Евразийскому союзу

Так сбудутся планы и начинания Андрея Снесарева, военспеца и геостратега конца XIX –начала XX вв., Вениамина Тян-Шанского, Н. Пржевальского и многих других ученых и военных Российской империи и СССР. Соответственно, реализация данного проекта повлечет за собой и изменение топонимики Федеральных округов (см. карту).

К слову сказать: великий политический географ и создатель исторической школы русских славистов Владимир Ламанский (1833 – 1914) следовал изначальному принципу в наименовании континента, акцентируя примат Азии (Асии – «страны Асов») перед Европой («Страной сумерек»), называя его Азийско-Европейским материком. Смена топонимики федеральных округов вынудит вернуться к правильному именованию, например, границы как «Азия-Европа», а не «Европа-Азия», что соответствует логике сакрального пространства, ориентированного на Восток (где солнце востекает), а не на Запад, как сейчас (где солнце западает).

Перспективы для Урала и Зауралья

Таким образом, при полноценной реализации проекта группы Крупнова, Екатеринбург и Челябинск автоматически становятся западным форпостом, новым порубежьем (практически единым – случае реализации проекта конурбации) на границе Нового Среднего Востока, через который осуществляется контакт с европейской Россией и Западом. Это придаст новое измерение и расширит спектр ресурсности как Челябинска, так и Екатеринбурга с его «местными» агломерациями.

Тюмень и  Курган встают буквально в центр Трансайзийского коридора, что принципиально меняет формат и тюменцев, и в большей степени, курганцев. Курганская область со столицей преобразуется в крупнейший логистической центр в кресте север-юг-восток-запад, и получает выход не только в Казахстан, но и далее, вплоть до Индии. Впрочем, в коридор скорее всего вольется и будущая скоростная трасса Екатеринбург-Челябинск-и далее.

Всё это вполне осуществимо. Есть ресурсы, есть уральцы и сибиряки, чья пассионарность ожидает конструктивной реализации (иначе она уйдет в русло деструкции и откола Сибири «от Москвы»), есть политическая воля Центра, вектор которой уже направлен в сторону евразийской интеграции.  Ему бы лишь следует придать законченную форму и конкретику в отношении Сибири.

В послании Президента России Федеральному Собранию к тому же озвучен национальный приоритет на весь XXI век - грандиозный план подъёма Сибири и Дальнего Востока, разворот России к Тихому океану,  начинающийся с создания сети специальных территорий опережающего экономического развития с особыми условиями для организации несырьевых производств, ориентированных в том числе и на экспорт.

Иначе сбудутся ожидаемые транснациональными хищниками прогнозы, и вместо Нового экономического Центра нам останется бесперспективное будущее, где нас может попросту не быть. Нас, как пространства, как державы, как народа. 

Известный предсказатель XX века Эдгар Кейси еще в 1930 году написал, что спустя 100 лет в 2030-м в Сибири станет тепло, как в Калифорнии, а в Калифорнии холодно, как сейчас в Сибири. Кейси был уверен – после падения Европы миром будет править славяно-сибирская цивилизация. К подобным выводам пришел и Освальд Шпенглер, автор «Заката Европы»  – будущее, писал он, за «русско-сибирской цивилизацией».

Сергей Новопашин

Доклад группы  Ю. Крупнова «Сибирь - новая Центральная Россия…»

Доклад в пдф

 

Екатеринбуржцы могут получить дополнительные выходные в дни матчей ЧМ-2018

В мэрии Екатеринбурга поддержали идеею сделать дополнительные выходные во время ЧМ-2018. Об этом на своей странице в соцсети сообщил вице-мэр Екатеринбурга Сергей Тушин.

Речь идет o просьбе властей Калининграда в предоставлении дополнительных выходных жителям города. Калининградский мэр Александр Ярошук сообщил о переговорах властей города с работодателями о выходных в дни проведения матчей.

«Интересной считаю идею калининградских коллег обратиться к работодателям с предложением предоставить выходной день своим сотрудникам в день матча. В Екатеринбурге, напомню, пройдёт четыре матча предварительного турнира. Один из матчей продет в пятницу вечером, один в воскресение», - заявил Тушин.

Напомним, что всего в столице Среднего Урала пройдут четыре игры отборочного турнира чемпионата мира по футболу.